?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Здорово и вечно

Грунтовали стены, клеили обои. В стены намертво врезались «Ведомости» 1894 года и газета «Правда» с рапортом об уборке зерна - выцветший комбайнер на фоне комбайна. Новостная лента привычно радовала патриотизмом. Права русских планировалось защищать на всей территории Украины. Россияне массово собирались в Крым, чтобы, испив живительной массандровской лозы, дать решительный отпор фашистам и бандеровцам.

       «Давай послушаем Летова что ли», - сказала сестра. О, а ведь точно, давно, много лет не слушали Гроб. А ведь Егор Летов – эпоха…

   Начало девяностых. Родители на даче, аллилуйя! У нас гости. Брат выходит с гитарой на балкон и отупляюще однообразный купчинский пейзаж - вытоптанное футбольное поле, площадка с разбитыми качелями, убогие до тошноты стены блочных домов наполняется звонкими молодыми голосами. «Трогательным ножичком пытать свою плоть… Русское поле экспериментов», – поет брат.

«На любое моё движение
Их реакция предусмотрена
В лучшем случае - равнодушие
В худшем случае – патология…»

«Хой!» - кричит его друг Игорян, ныне уважаемый офицер спецслужб.

       Летова знали наизусть. В библиотеке Академии наук, где находили пристанище неудачливые абитуриентки, мы собиралсь в обеденный перерыв в кочеграрке, покурить и послушать, как рвет гитарные струны наш старший товарищ библиотекарь Елена.

«Ржавый бункер - твоя свобода
Заколочена дверь крестом
Полну яму врагов народа
Я укрою сухим листом»…

       Как обычно, Елена была в состоянии безысходности и близости к суициду. «Набить до отказа собой могилу – это значит наследовать землю», - мрачно тянула она… «Очередь за солнцем на холодном углу. Ты сядешь на колеса, я сяду на иглу» - подпевали мы. Елена выбрала первое. Хрустальная конфетница, полная белых глянцевых таблеток украшала у нее дома полированную крышку пианино «Красный Октябрь».
Гребенщиков, Цой остались в школьных годах чудесных. Двери травы захлопнулись, последний трамвай прогоромыхал по разбитым рельсам, наивная романтика и железнодорожная вода осталась для бесхребетных вымирающих хиппи.
Время было лихое и веселое. «Веселее некуда,» - пел Летов. Дедушка Ленин разложился на плесень и липовый мед. Перестройка сошла на нет, Все шло по плану.
Сзади был хлам, и исторические ошибки, а впереди жутко. Аномия. «Добежит слепой победит ничтожный». Ощущение когда открываешь дверь квартиры, а от порога начинается молочного цвета смутный туман.
Всем хотелось найти единомышленников и уйти прочь от безумия мира. Верили, что уйти из зоопарка возможно, стоит только найти таких же - сумасшедших и смешных.
«Я убил в себе государство». А государство по-быстрому убивало граждан. Все было безысходно, но весело. Спирт «Рояль» лился рекой, по ночам у цыганок на Среднем покупали паленую водку. А в ларьках можно было вкусить ядов типа «Красной шапочки» или «зеленки» ну, уж это совсем для фаталистов.

       Мы выжили. «Ведь все, что нас не убивает, нас делает сильней»

       А потом все кончилось, брат ушел в армию с томиком Джима Моррисона, началась студенческая жизнь, работа, другая. веселая музыка… Все устроилось  «все как у людей». «Пластмассовый мир победил. Макет оказался сильней»

       Но сегодня, наклеивая обои на стену, я услышала то, что опять

«Человек человеку - волк
Чёрная сотня, красный фашизм,
Русский шовинизм, красный фашизм

Тоталитаризм, милитаризм
Терроризм, нацизм, короче - фашизм
Здесь стыдно быть хорошим».

Аннексия Крыма доказала, что

«Казарменный порядок уничтожил любовно
Запёкшуюся тряпку заскорузлого права
Всемирные солдаты заучили дословно
Единственный параграф мирового устава:
Соблюдай лишь один закон
Человек человеку - волк
Кто сильнее - тот и прав!

«Нечего терять» – так, ничего нет. «Завтра будет скучно и смешно» - смешно вряд ли. Cкучно…

«Русское поле экспериментов»…
«География подлости, орфография ненависти
Апология невежества, мифология оптимизма
Свастика веры стянула лица».

«Мы лед под ногами майора»… нет, он же вроде подполковник.

Вечность пахнет нефтью…

«Постигая такое, что не хочется жить
Солнышко взирает на моё забытьё
Сплю в кленовой роще
Верю, что всего должно быть больше
Измеряя в глубину добровольные могилы
Подавляю седину, экономлю свои силы
Продолжая безнадёжно и безвременно спать

Мы идем в тишине по убитой весне
По упавшим телам, по великим делам
По разбитым очкам, комсомольским значкам

По кровавым словам, по голодным годам.
Мы идем в тишине по убитой весне
По распятым во сне и забытым совсем»...

       ...«Как воды живой напилась!» - сказала сестра.

Profile

irasy
Петербургские заметки

Latest Month

September 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Powered by LiveJournal.com